Просмотр блога:

- Колыбельная мистика
- Автор: Чaйковскaя-Леви
- Дата записи: 01.05.2011 / 18:24:24
- Кол-во просмотров: 170

— Аю-аю-аюшки, купим сыну варежки, будет наш сынок ходить, будет варежки носить… аю-аю- аюшки… Догорает фитиль в плошке с маслом , сыночек давно уснул, пора и ей. Встала, высокая, слегка сутулая, скинула платок с головы . Проверила, хорошо ли прогорели угли в печи , задвинула заслонку. Легла, укрылась одеялом. Оно хоть и лоскутное, а шито с выдумкой и любовью, ещё бабкино, теплое. И люлька колышется тихонько . Спи, сынок. Аю-аю-аюшки… Старик за стеной вздохнул , заворочался. Легла Анна, угомонилась, напелась. И за что такая судьба ей страшная, ведь первой красавицей была дочка , а потом верной женой Петру. Нет, не ладно что-то в этом мире с грехами да наказаньями . Не тех караешь, господи, не тех. Третий год колыбель качает… Аю -аю-аюшки… На глаза наполз туман – то ли слезы , то ли сон. Опять чудится весеннее утро . Анна в доме была, сыночка укладывала. Не в этом доме, а в мужнином, откуда Петра на фронт проводила. Ваняшка родился через месяц после проводов , вот и нянчила. Как зашумело, вначале думали – гроза идет, потом разобрали – моторы . Кто в огородах был, к домам кинулись, кто в домах – наружу, посмотреть. Вот и Анна выскочила, только до колодца добежала , а танки эти проклятые сзади, с тракта обошли. И стрельнули только один раз , для острастки. Прямо по её дому. Не успела вернуться, горячей волной швырнуло в смородину, видать, тогда головой и ушиблась. Все три дня, пока немчура в селе порядки свои устанавливала , девок, парней да молодух угоняла, лежала без памяти в горячке . Старик зажмурился, перевернулся на бок, стараясь не потревожить спящую рядом жену . Вот и сам себя в мыслях стариком стал называть. С того момента, как снес на погост обгорелый брус с железным крюком – все , что смог на пепелище от внучка найти . На крюке тогда колыбелька висела, качалась. Это уж он потом новую выстругал. Уж больно Анна просила – дескать , некуда ребеночка положить, как же он? Не заглядывает старик в ту колыбельку , один раз глянул – хватило. Лежало там полешко березовое , в тряпицы запеленатое. Да так ладно запеленатое, словно и вправду ребеночек , внучек… Аю-аю-аюшки… Утром, не успели встать, Анна радостная из дома убежала . Сказала – по ягоды, земляника поспела. Взяла корзину, сверток тряпичный из колыбели к груди прижала и унеслась . Ну и то ладно, что хоть не будет взаперти сидеть, лето-то вон какое теплое да солнечное. А что под утро громыхало, так это гроза за лесом, а не фронт, фронт от них теперь далеко ушел. Старик похромал к сараю , выдернул из колоды топор. Эх, нет теперь той радости от колки дров , что была раньше, не нравится ему теперь березовые чурки рубить , словно по живому бьет. Совсем он извелся с дочкиной маетой . Хотя ей-то не маета, вон даже веселая, улыбалась. От Петра треугольник пришел, написал, что уже на границе бьются, и рука раненая совсем зажила. А в конце приписка: «Ваньку береги». Ой, что будет, когда вернется… Под вечер, поев и подремав в тени, старик вышел в огород, ждал, когда появится со стороны леса дочь, выдергивал из рядков картошки сорняки . Дождался. Она шла, непривычно наклонившись на сторону , словно вела кого-то за руку. А ведь и правда — вела. Мальчишечку, годков трех, закутанного в серую кофту, которую сама Анна себе и связала. Да что же это такое, Господи?! Осел старик между кустов обильно цветущей картошки, пучок осота выпал из разжавшихся пальцев. — А вот и мы с Ваняшкой . Пошел, наконец, сыночек! — Анна счастливо засмеялась , подхватила на руки ребенка, поцеловала. — Сам пошел, ножками! От дома, уронив с головы платок бежала жена старика , Евдокия. Охнула, рукой зажала рот, перекрестилась. Мальчик настороженно смотрел на неё зелеными , цвета болотной воды, глазами. Старик с трудом поднялся , шагнул к дочери, всматриваясь в худенькое бледное лицо ребенка . Редкие светлые волосики шевелил ветер , ушки и носик аккуратные, а рот крупноватый, с приподнятыми уголками, улыбчивый. Вместо рубашки — пеленка с дыркой для головы , из под материной кофты свешиваются босые замурзанные ножки . Да кто же ты?! — Поесть-то нам дадите? — засмеялась Анна, ткнулась носом в детскую макушку. — А то мы весь день на одной краюхе хлебной, да на ягоде. Голодные мы. — А корзина-то где? — не нашлась, что больше спросить, Евдокия. — Потерялась где-то, не до неё было, — беспечно ответила дочь, проходя мимо неё к дому. Старики переглянулись, понимая горестный страх друг друга . Когда после ужина Анна принялась купать сына в бадейке , они все оглядывали ребятенка, словно искали изъяны в нежном детском тельце . Изъянов не было, но и маленького, с ноготь, родимого пятнышка под правой лопаткой , тоже… Анна же, словно позабыв об этой отметинке, поливала из ладоней теплую воду на плечи и смешно втягивающийся от этого животик , что-то ласково бормотала мальчику >>>
Комментарии (2)
Проголосовали: АрІгІнальна, Анти qbлуд))),

Все дневники
На главную
Сейчас на сайте: 73
© MuZa.NaMe
waplog
[16 / 0.1042 сек]